bogun_333

Categories:

Интервью журналу Эксперт профессора Павла Воробьева по поводу побочных эффектов от вакцин Covid.

Выдержка из статьи журнала «Эксперт»

Ссылка на всю статью:

https://expert.ru/expert/2021/40/vaktsinalniy-sindrom-pochemu-chelovechestvo-ispugalos-privivki/


«Дело в том, что в России вообще ничего не регистрируется. Поэтому понять, сколько серьезных осложнений, очень сложно. Случаев много, и можно сказать, что они связаны с вакциной. Много чего можно сказать. А можно засунуть голову в песок и сказать, что вообще ничего нет»


Нечто третье

— Не все состояния надо к вакцине относить, — говорит Павел Воробьев, профессор, председатель Московского научного общества терапевтов.

— А отсроченный нежелательный эффект вакцины могут иметь? — спрашиваю его.

— Конечно. Но если б мы знали какой. Вся эта вакханалия с вакцинацией продолжается всего полгода, и пока мы ничего сказать не можем. Очень плохо у нас с наблюдениями. Сегодня я читал отчет аргентинцев по прививкам «Спутником». Семидесяти пяти тысячам привитых «Спутником» потребовалась госпитализация. У них лихорадка, головные боли, боли в мышцах. И они выражены, раз требуется госпитализация. Я не припомню таких вакцин, после которых требовались бы тысячи госпитализаций.

— А что такого есть в вакцинах, что они так действуют на организм? Вот это хочется понять…

— Во-первых, это не вакцины, это вирус. Генно-модифицированный вирус, на который насажены куски другого вируса, и все это вводится в организм. Вообще говоря, мы не знаем, что это такое.

— Вы хотите сказать, что сама вакцина все-таки может спровоцировать заболевание коронавирусом?

— Она не должна, так как вводится другой вирус, не коронавирус. Но она может спровоцировать другие заболевания, которые могут быть вызваны тем же аденовирусом, который вводится. И вот тут начинается интересное… Мы вводим производителя неких белков. Понятно?

— Говорите помедленней и подоступней. Я все-таки не медик.

— Тогда смотрите… Обычно вакцина — это убитый или ослабленный возбудитель заболевания. А здесь вводится не возбудитель, не убитый, здесь вводится возбудитель другого заболевания, на который просто приклеен кусок этого вируса — ДНК или РНК.

То есть берется некий вирус, он генно-модифицируется, на него что-то досаживается, и вот эта композиция вводится человеку. Она попадает в клетки человека и начинает размножаться и синтезировать некие белки. Нам говорят, что это шиповидный белок. И я охотно в это верю. А эти белки уже вызывают образование антител. Я говорю понятно?

— Пока да. Я только по-прежнему не могу понять: если мне вводят куски этого вируса на другом вирусе, то как можно рассчитывать на то, что я не заболею?

— Так вы и заболеваете. Но вы заболеваете какой-то новой болезнью. В этом все и дело. То есть вы заболеваете не той болезнью, которая исходно была, а новой, которая была синтезирована в лаборатории.

— Вы реально сейчас хотите сказать, что мне вводят даже не коронавирус, а что-то непонятное, созданное самим человеком?

— Так и есть. На самом деле нам вводят условный коронавирус. На разных вирусных носителях. И это фактически генно-инженерный вирус, который вводится прямо в кровь.

— Но большинство от этих прививок не заболевает, они им приносят пользу и…

— Про пользу вопрос спорный. Пока во всех странах, где провели массовую вакцинацию, идет вспышка. В Ирландии много привитых, но у них с июня вспышка.

— И какая-то часть людей плохо воспринимает это нечто третье?

— И дает реакцию на саму вакцину.

— И эту реакцию можно перепутать с коронавирусом?

— Мы назвали эту реакцию поствакцинальный ковидоподобный синдром. По клинике это довольно похоже. У большинства она и выглядит примерно как ковид: боли в мышцах, температура, иногда лимфоузлы выскакивают, сильная слабость, головная боль.

— Вы сказали: «Мы назвали эту реакцию…» А «мы» — это кто?

— Московское городское научное общество терапевтов, которое я возглавляю. На протяжении двадцати пяти лет мы занимаемся респираторными вирусными инфекциями, это самая частая патология, с которой сталкивается терапевт. Мы выпускаем собственные рекомендации. Летом двадцать первого года мы выпустили новые, и если раньше мы говорили про острый ковид, а потом стали говорить о постковидном синдроме, то теперь мы говорим о поствакцинальном ковидоподобном синдроме. Он, кстати говоря, есть и в международной классификации болезней.

— Но многие вирусологи и иммунологи говорят, что прививка вызывает минимальное количество осложнений, а уж заболеть ковидом от нее никак невозможно. Я обыватель, ничего не понимаю в медицине, как и большинство. И я растеряна. Я просто не знаю, кому верить.

— Дело в том, что в России вообще ничего не регистрируется. Поэтому понять, сколько серьезных осложнений, очень сложно. Случаев много, и можно сказать, что они связаны с вакциной. Много чего можно сказать. А можно засунуть голову в песок и сказать, что вообще ничего нет. Но когда у нас случай, случай, случай, то эти случаи выстраиваются в некую картину. И картина эта состоит в том, что люди после вакцинации умирают. Умирают люди абсолютно здоровые до того, никаких болезней у них не было. У нас спорадические случаи, мы не занимаемся сбором информации. Но вот у нас случай: паренхиматозная желтуха, и на двадцать первый день после первого укола летальный исход. Вот у нас нарушения ритма сердца, и на двадцать первый день после первого укола внезапная смерть. Ну а если у человека не было никаких предпосылок, с чего бы это вдруг ему внезапно умирать?

— Много вы таких случаев собрали?

— Нам приходят сообщения от врачей. Но чаще мы видим сообщения в соцсетях. Их много. Мы их не фиксируем. Мы же не государственный орган, мы собрание врачей. Наша функция — отслеживать осложнения. Просто их становится все больше. То, что находится в вакцине, приводит к тому, что организм начинает синтезировать несвойственный ему белок, и этот белок запускает несколько реакций. Одна из них — различные тромбозы, причем такие, каких раньше мы не видели. Например, тромбоз портальной вены, малого таза, верхних конечностей. Это все известные вещи, но они бывают у тяжело больных людей и при наследственных нарушениях. А вот чтобы так запросто — здрасьте, у меня тромбоз руки — не бывает. Кроме того, наблюдается сочетание тромбоза и тромбоцитопении. А это очень специфическая реакция, очень редкая, но после вакцинации ее стало много. Это одна сторона. Вторая — аутоиммунное воспаление, состояние, когда организм реагирует на чужеродный белок, образуя некие иммунные комплексы, которые начинают повреждать собственные клетки.

— И что же теперь делать? Ведь сейчас даже публично сомневаться в безопасности вакцины как-то… небезопасно.

— Это гражданское общество должно думать, что делать. Сейчас нужно заниматься судебными исками, отстаивая право людей на работу. А их сейчас лишают работы. Происходит и нечто худшее. Это отказ от госпитализации непривитым. На плановую-экстренную их не берут. Вот у подруги жены внезапно развилось нарушение ритма, был выявлен дополнительный пучок в сердце, который не проявлялся до ковида. Ей показана немедленная абляция, то есть перерезание этого пучка, иначе высок риск остановки сердца, инсульта. Она приходит с просьбой об операции, а ей говорит: «Идите делайте прививку. Без прививки не положим». А она уже переболела ковидом, и ей прививка не нужна ни по каким соображениям.

— Но говорят, что осложнения и смерти — совпадения. Люди просто умирают — сами по себе.

— Вся медицина — совпадения. Ты шел, на тебя кирпич свалился. Это совпадение. А если ты не ходишь под домами, с которых кирпичи могут падать, тогда не совпадение. В медицине мы собираем статистические данные и каждое из них — совпадение. Но когда их становится много и они все время совпадают, то мы уже говорим: «Нет, ребят, это закономерность».


Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.